rus_gall (rus_gall) wrote,
rus_gall
rus_gall

Category:

Палач Всея Руси

В июле этого года Россия отметит очередную скорбную дату. Исполнится 94 года с момента расстрела в Екатеринбурге царской семьи. Об этом много написано. Но мало кто знает, что один из убийц долгое время жил и работал на подмосковной земле. В 30-е и 40-е годы на Восточной водопроводной станции ударно трудился Григорий Никулин, лично застреливший наследника престола – царевича Алексея.

Вспоминаю свое детство, пришедшееся на начало 80-х годов. В белой рубашке с накрахмаленным воротничком, в алом галстуке и такого же цвета повязке на рукаве стою, в день октябрьской революции, у памятника Ленина. Рука, как положено, согнута в пионерском салюте. И – море красных гвоздик…

Думал ли я тогда о том, как делалась революция, с какой кровью и человеческими жертвами страна построили развитой социализм? Не думал, конечно. Как, наверное, и большинство советских людей. «Ленин, партия, комсомол» - этот лозунг, как и десятки других, до сих пор живы в моем сознании. Как и другой призыв той поры: «Кто не с нами, тот против нас».

Уже повзрослев, я о годах революционных свершений стал думать иначе. Да и книги прочел, которые раньше были под запретом. И оказалось, что некоторые герои тех лет, настоящие большевики, истинные ленинцы, были обычными убийцами. А как еще назвать тех, кто в теплое июльское лето 1918 года расстрелял в подвале Ипатьевского дома императорскую семью, очаровательных девушек и болезненного юношу? А ведь руководивший казнью Юровский и его помощник Никулин представлялись в советское время чуть ли не героями гражданской войны. Оба затем сделали карьеру, умерли в собственной постели и похоронены на лучших столичных кладбищах.

О Юровском написано много. А вот о его помощнике, молодом большевике Никулине известно меньше, хотя именно он убил будущее царской династии – цесаревича Алексея. Убил жестоко, выпустив в наследника престола всю обойму своего «Кольта». Еще меньше известно о том, что цареубийца Никулин долгие годы жил по соседству с нами. Он был одним из руководителей Восточной водопроводной станции, расположенной в Лосином острове.

Кто же такой Григорий Никулин? Как он стал убийцей? Это я и постарался выяснить.

Вот, что гласят сухие строки его автобиографии, которая хранится в Музее Революции.  «Родители мои мещане, - писал Никулин. - Отец - каменщик, печник, мать - домохозяйка. Образование - низшее, окончил два класса. С 1909 года работал каменщиком, а потом на динамитном заводе».


На динамитный завод он устроился только для того, чтобы как сейчас говорят «откосить» от воинской службы, ведь шла Первая мировая война. В 1917 году рабочий Григорий становится большевиком. Тогда же берет партийный псевдоним – Акулов. А сразу после закрытия завода в марте 1918 года поступил на службу в Уральскую областную ЧК. Вот здесь и раскрылся истинный талант будущего палача.



Еще до убийства царской семьи Никулин зарекомендовал себя хладнокровным убийцей. Он собственноручно расстрелял князя Долгорукова, который готовился освободить Николая II и его семейство. Никулин вывез Долгорукова с чемоданами в поле и нажал на курок…

Романовых тогда только что привезли в Екатеринбург из Тобольска, где они вели спокойный, размеренный образ жизни.



Гражданская война разгоралась. Правда, белые армии еще толком не сформировались. Корнилов собирал войска на Дону и Кубани, а адмирал Колчак и не думал еще провозглашать себя верховным правителем России. Зато чехословацкий корпус уже выступил против большевиков.

Предчувствуя неладное, большевистское руководство Урала решило приставить к царю более надежную охрану. Так в Ипатьевском доме, ставшем тюрьмой для Романовых, появился старый большевик, каторжанин Юровский, назначенный комендантом. А помощником он взял себе Григория Никулина, которого ласково называл «сынком».

Чекист Никулин Юровскому сразу понравился.  Григорий не пил, что являлось редкостью среди бывших рабочих. А что самое главное - он умел сразу внушить к себе доверие.

И, правда, умел, шельмец. Это доказывают и дневниковые записи Аликс – императрицы Александры, жены Николая II. «21 июня (4 июля), четверг, - писала она. - Авдеев смещен, и мы получаем нового коменданта (однажды он уже приходил - осматривал ногу Бэби, (т.е. наследника – прим. автора). С молодым помощником, который показался более приличным по сравнению с другими - вульгарными и неприятными... Все наши охранники внутри сменены... Затем они велели нам показать все наши драгоценности, которые были на нас. Молодой (помощник) переписал их тщательно и затем они их забрали (куда, зачем, на какой срок, не знаю). Оставили только 2 браслета, которые я не смогла снять».

Тем самым «молодым помощником» и был Григорий Никулин. Вначале он даже понравился императрице - ясноглазый, в чистой косоворотке, да еще с таким ласковым (особенно для царицы) именем – Григорий (как Распутин!). Только вот могла ли она знать, что всего через несколько дней этот самый Никулин застрелит её сына.


…И вот наступило 16 июля 1918 года. Белочехи были уже в непосредственной близости от Екатеринбурга. Вывозить царскую семью в Москву стало опасно – императора могли отбить по дороге. Поэтому Уралсовет и принимает решение расстрелять всех узников Ипатьевского дома.

Позже сын чекиста Павла Медведева, также принимавшего участие в расстреле, вспоминал, что отец рассказывал ему о том, как будущие убийцы договаривались совершить казнь. Было это в «Американской гостинице» на совещании, которое проводил Яков Юровский. Договаривались, кто будет в кого стрелять, причем, участие в расстреле было добровольным. Убийцы уже тогда понимали, что прославятся, расстреливают ведь не простых людей…

«Договорились стрелять в сердце, чтобы не страдали, - пишет Медведев. - И там же разобрали - кто кого. Царя взял себе Петр Ермаков. У него были люди, которые должны были помочь тайно захоронить трупы. И главное, Ермаков был единственный среди исполнителей политкаторжанин. Это был один из самых почетных титулов среди революционеров. Царицу взял Юровский, Алексея - Никулин, отцу досталась Мария. Она была самая высоконькая».

Итак, все решено. Семейство подняли с постели и повели в подвал.

Наследника нес на руках сам царь, одетый в простую в гимнастерку. Государыня и дочери были в платьях без верхней одежды. Спустились. Юровский распорядился принести стулья.  Позже еще одни участник расстрела Стрекотин вспоминал: «Акулов (Никулин) вскоре вышел и, проходя мимо меня, сказал, для наследника понадобилось кресло... видимо, умереть он хочет в кресле... Ну что ж, принесем». И, действительно, принес. Один - для царицы, другой - для Алексея, у которого был тогда приступ болезни, он не мог долго стоять.

Для убийства все было готово. Юровский находился справа от входа. Рядом с ним, слева стоял Никулин, а затем еще одни убийцы – латышские стрелки. «Ваши друзья наступают на Екатеринбург, и поэтому вы приговорены к смерти», - быстро прокричал Юровский и взмахнул рукой…


В 1964 году, уже старик, персональный пенсионер Григорий Никулин, пришел на московское радио. Он тоже захотел остаться в истории и рассказать, как все было в тот июльский день 1918 года. «До них даже не дошло, в чем дело, - рассказывал Никулин. - Поэтому Николай произнес только сразу: «А!», а в это время сразу залп наш уже - один, второй, третий. Ну, там еще кое-кто, значит, так сказать, ну, что ли, был еще не совсем окончательно убит». Но это еще не все. «Ну, потом пришлось еще кое-кого дострелить...», - меланхолично добавил престарелый убийца.

«Дострелить» - это про наследника престола, который, уже смертельно раненый, тянул руки к убийце. А Никулин все стрелял и стрелял в него из своего «Кольта» и не мог понять, почему он еще жив. Как вспоминал Юровский: «Мой помощник израсходовал целую обойму патронов». И добавил про странную живучесть наследника. Это же отмечает и другой убийца Павел Медведев: «Кровь текла потоками. При моем появлении наследник был еще жив - стонал. К нему подошел Юровский и два или три раза выстрелил в него в упор. Наследник затих. Картина вызвала во мне тошноту».


А что же Никулин? Как он оправдывает расстрел? Оказывается, очень просто. «Я, например, считаю, что с нашей стороны была проявлена гуманность, - спокойно рассказывал он на радио. - Я потом, когда, понимаете, воевал в составе третьей армии, 29-й стрелковой дивизии, считал, что если я попаду в плен к белым и со мной поступят таким образом, то я буду только счастлив. Потому, что вообще с нашим братом там поступали зверски».

Неплохой ответ для чекиста, неправда ли? Скажете гражданская война, все против всех, брат идет на брата… Нет, убийства, даже из политических мотивом, оправдывать нельзя. Что там сказано в Библии про кровь невинного младенца?



А на следующий день после казни появляется следующее распоряжение Уралсовета: «Ввиду приближения неприятеля к Екатеринбургу и раскрытия ЧК большого белогвардейского заговора, имевшего цель похищение бывшаго царя и его семьи, постановлением президиума облсовета в ночь на 16 июля расстрелян Николай Романов. Семья его эвакуирована в надежное место». Как видите, и тут без вранья не обошлось.



Сразу после казни Никулин принимает участие в перевозке трупов за город, где царское семейство было сброшено в шахты. Лишь в наши дни их останки были обнаружены, привезены в Петербург и торжественно захоронены. Царская семья стала святым семейством.



Ну а что же Никулин? Он уезжает из Екатеринбурга 20 июля 1918 года. В Музее Революции хранится удостоверение, написанное на бланке Уральского правительства: «Выдано товарищу Никулину Г.П. в том, что он командируется Уральским Советом для охраны груза специального назначения, находящегося в двух вагонах, следующих в город Пермь. Все железнодорожные организации, городские и военные власти должны оказывать товарищу Никулину полное содействие».  Никулин вез царское имущество из Ипатьевского дома.
А дальше у убийцы Григория Никулина была блестящая партийная карьера. В 1919 году он работал в административном отделе Московского Совета. Вначале  заведовал арестными домами города Москвы, а с 1920 по 1922 был начальником знаменитого сейчас МУРа – московского уголовного розыска.
Что и говорить, чекистом он был отменным. При  нем количество разбоев по сравнению с 1919 годом сократилось в три раза, грабежей - в девять раз, число убийств уменьшилось на одну треть. В частности, была ликвидирована знаменитая банда Сабана, члены которой, узнав о предстоящем задержании своего главаря, в течение одного дня беспричинно застрелили в разных районах Москвы 16 постовых милиционеров.
В 1922 году Никулин стал заведовать конторой государственного страхования. О своем участии в расстреле царской семьи Никулин, в отличие от своих «коллег», старался никому не рассказывать.
Позже Никулин становится заместителем Уполнаркомтяжпрома по Московской области, членом исполнительного комитета Московской области. С 1921 до начала 30-х годов - начальник московского уголовного розыска. А в 1935 году оказывается на Восточной водопроводной станции, которая строилась на границе Щелковского, Мытищинского и Балашихинского районов.
О том, что даже многие коллеги не знали о прошлом Никулина, свидетельствуют воспоминания ветеранов Восточной водопроводной станции. «О семье моего непосредственного руководителя Г.П.Никулина у меня сохранились не самые теплые воспоминания, - рассказывал уже в начале века о «екатеринбургском палаче» его водитель В.С.Кольничев. - Про самого Никулина рассказывали много интересного. Например, то, что он был связан с убийством царской семьи. На моей памяти к Никулину приезжала журналистка из Свердловска, которая просила его рассказать о том, как все было на самом деле. Никулин ответил, что пока еще не пришло время, чтобы обнародовать все эти факты. А еще мы вместе с Никулиным ездили к Юровскому – печально знаменитому коменданту Ипатьевского дома, где была расстреляна царская семья. Юровский в то время жил в районе Зубовской площади на улице Большая Пироговская, был почти слепым и только по голосу узнал Никулина. А еще я помню, что у Никулина было два царских пистолета и мы с ним вместе отвозили их в музей революции. Несколько лет назад я был в музее революции  и пытался увидеть эти пистолеты, но увы, мне их не показали».
Действительно, с Юровским Никулин продолжал дружить до самой смерти своего «благодетеля». Они часто встречались и ходили друг к другу в гости. Умирая от язвы, Яков Юровский писал Никулину: «Друг мой, жизнь на ущербе. Надо успеть распорядиться последним, что у меня осталось. Тебе передадут список основных документов и опись моего имущества. Документы передай Музею Революции... Ты мне был, как сын и обнимаю тебя, как сыновей своих».


К тому времени Никулин женился во второй раз. Жена ему досталась красивая и своенравная. «Сам Никулин был человек не злой, а вот его жена, Ольга Семеновна, особой лояльностью и добротой не отличалась, - вспоминает В.С.Кольничев. -  Однажды мне на работе дали два билета в цирк, что по тем временам было большой редкостью. Поездка в цирк намечалась на субботу, а в субботу мы работали до двух часов дня – к началу представления я как раз успевал. Привез я Никулина с работы домой, распрощались мы с ним, но тут неожиданно я слышу из коридора грозный окрик его жены – Ольги Семеновны: «Подайте мне через час машину!» Через час, так через час. Приехал я, как положено, думал, что Ольга Семеновна в магазин поселковый поедет (в нынешнем поселке Восточный по Щелковскому шоссе, - прим. автора), но не тут-то было – она наметила поездку в Москву. Объясняю ей, что сегодня в Москву поехать не могу – у меня билеты в цирк. Никакие объяснения не помогли - кричит, ругается. Так и обломала она меня с цирком».

Никулин на пенсии

А вот, что вспоминал сын другого участники расстрела царской семьи Медведев: «Его жена хвасталась изобильной жизнью: что живут они в отдельном особняке, есть у них даже комната отдельная для собаки. Действительно, у них был огромный пес. Во время этого рассказа в комнате находилась Римма Юровская. Она только что
вернулась в Москву после 20 лет лагерей. Ей негде было жить. И она насмешливо сказала: «Вот бы мне поселиться в комнате вашей собаки».
С Восточной водопроводной станции Никулин ушёл на пенсию в 1956 году. А умер он через год после той самой записи на советском радио, в 1965 году. Похоронен на Новодевичьем кладбище (6 уч. 23 ряд), кстати, недалеко от своего товарища по расстрелу Медведева.


Вот такая судьба у человека, который в советское время был осыпан государственными наградами и привилегиями, а сейчас превратился в того, кем он и был почти 95 лет назад – палачом и убийцей.



Subscribe

Recent Posts from This Journal

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments